Наблюдение и экология — старые решения новых вопросов

Наблюдение и экология - старые решения новых вопросов

Что неспециализированного между марсоходом «Кьюриосити», школьниками, забравшимися в лесную чащу, и Чарльзом Дарвином? Все они познают мир несложным и самым естественным из способов – замечая за ним.

Как раз с наблюдения внешней среды началось изучение того, что потом назовут экологией – наукой о сотрудничестве живых организмов и постепенном трансформации среды их обитания.

В книге «Экология и Наблюдение» экологи Рейф Сагарин (Rafe Sagarin) и Анибал Почард (Anibal Pauchard) показывают , что в случае если ученые в самом деле желают разобраться с угрожающими отечественному миру переменами, то исследователям (и их спонсорам) нужно будет выйти за рамки привычной модели поведения, отказавшись от ограниченности проводимых опытов.

«Мы утверждаем, что наблюдение за природой – будь оно передано старейшинами племени в охотничьих байках, воплощено в подсчете численности муниципальных птиц по соседству либо составлено из наблюдений джунглей миллионами спутников – владеет огромным потенциалом, талантливым оказать помощь нам в понимании быстро изменяющегося мира», — говорят авторы.

Сагарин, научный сотрудник Университета внешней среды Университета Аризоны, назвал повествование книги ведущим назад-в-будущее, где ветхие, практически забытые научные способы (выстроенные на ощущении прямой и наблюдении природы связи с нею человека) видятся с современными экологическими задачами, большей открытостью и развитыми технологиями науки наблюдателям – кем бы они ни были.

В то время, когда существующие научные способы не оправдывают ожиданий

Научный способ, что традиционно используется для обучения студентов, пребывает в формулировании догадки, проведении опыта и завершающем принятии, отклонении или трансформации догадки в зависимости от результата. Но, по словам авторов, таковой подход неспособен учесть очень много факторов, задействованных в глобальных процессах наподобие перемен и изменения климата, затрагивающих целые экосистемы.

«Чтобы убедиться в отсутствии мешающих факторов, приходится дробить опыт на маленькие части», — поясняет Сагарин. – «Для получения статистически точных результатов – фокусироваться на весьма маленьком количестве переменных. Но ясно, что изменение климата и другие масштабные трансформации условий внешней среды включают огромное количество переменных».

В другом случае – к примеру, при изучении влияния изменяющихся погодных условий на географическое распределение организмов, — «было бы этически недопустимо контролировать догадку при помощи опыта (что состоял бы в выселении видов за пределы ареала их обитания и наблюдении за их выживанием в непривычных условиях)».

Наоборот, яркое наблюдение за природой способно привести к неожиданным и серьёзным открытиям. Как раз к такому выводу пришел Сагарин на протяжении прохождения практики на морской исследовательской станции им.

Хопкинса (Стэнфордского университета, залив Монтерей, Калифорния). Пробуя узнать, какие конкретно виды населяют приливные заводи прямо за университетом, он перерыл библиотечные залежи и стряхнул пыль с научных публикаций 1930х годов.

«Все, что я сделал при подготовке курсовой работы – это повторил действия того юноши из 1930х, другими словами облазил любой квадратный ярд линейного трансекта (участка), пересекающего береговую линию, подсчитал численность животных и сравнил ее с результатами наблюдений 60-летней давности».

Старомодный способ, приводивший к соучеников, принес, но, собственные плоды. «Мы узнали, что разнообразие и численность видов были изменены», — делится наблюдениями бывший студент. – «Сопоставление с долговременными сведениями о температуре воды продемонстрировало, что полученные эти согласуются с теорией негативного влияния глобального потепления на эти популяции. Это было одно из первых изучений, продемонстрировавших, что связанные с климатическими изменениями перемены в зооценозе настоящи уже сейчас, а не представлены в компьютерной модели как один из вероятных вариантов будущего».

По словам ученого, новая книга призвана отметить невиданные возможности современной науки. «В 18м и 19м веке двигателем науки выступало любопытство; мы живем в эру науки, движимой необходимостью – глобальные перемены вынуждают нас отказаться от подхода, основанного на проведении строго контролируемых мелкомасштабных опытов. Для понимания этого комплексного, разностороннего, глобального явления [изменения климата] нам приходится задействовать любую дешёвую данные».

Ученые все чаще обращаются к ветхим записям, например, откапывая из-под слоев пыли древние фотографии ледников для сопоставления их с нынешними. Наука делается эластичнее, открытей для нового знания, взятого методом наблюдений и не принимавшегося в расчет ранее.

Сейчас в движение идет все – классические знания коренных американцев, своеобразный опыт рыбаков и дровосеков, эти, собранные клубами любителей дикой природы. Но как вынудить современных «компьютеризированных» людей отвлечься от мониторов и обратить взор на природу с тем же неуемным любопытством, что терзало их предков?

Призыв «встряхнуться»

Как связать древний подход наблюдения с новейшими технологиями, знает Кристин Винески (Kristin Wisneski), выпускница Кафедры природных окружающей среды и ресурсов Университета Аризоны. «Молодежь больше все времени проводит в цифровом мире, тогда как интерес к науке, математике и технике неуклонно падает», — пишет она в одном из разделов книги. «Вероятно ли, чтобы технологии, призванные содействовать обучению, увеличивали время, совершённое за монитором, и уменьшали физическую активность учеников?»

Команда ученых различных профессий задалась целью поменять обстановку, рассмотрев за ней новые возможности. Результатом стало внедрение и создание приложения для смартфона, разрешающего собирать эти наблюдений в единую базу, дешёвую онлайн в социальной сети называющиеся Akshen.

С ее помощью юные люди смогут делиться информацией и совместно искать пути ответа волнующих их экологических неприятностей. Как пример приводятся изучения, посвященные поиску места для постройки молодежного центра и выяснение источника загрязнения протекающего рядом ручья.

Как подмечает Винески, занятия «на природе» (с применением мобильной техники), в отличие от классных, не накладывают на обучающихся ни физических, ни умственных ограничений. Знания возможно приобретать где и в то время, когда угодно.

Авторы выделяют, что сокровище процесса наблюдения для науки не умаляет заслуг экспериментального и теоретического подходов — скорее, дополняет их. Опыты пригодятся – но только для того, чтобы закрыть пробелы, оставшиеся в канве знаний, скроенной из ярких наблюдений природы.

«Мы полагаем, что научные изыскания не обязаны начинаться с догадки», — пояснил Сагарин, – «но непременно догадка (либо пара) все же пригодится. Кто-то сообщит, что чисто «наблюдательная» наука наукой не есть, но в ней кроется громадный потенциал.

Чуточка наблюдений может перевернуть ветхие представления, годами принимавшиеся на веру, и поведать о отечественной изменяющейся планете большое количество нового».

Источник: phys.org

нормы и Законы права по охране и Экологии внешней среды


Читать также:

Читайте также: