Веди меня, ультима!

Веди меня, ультима!

В большинстве случаев мы думаем о том, как живем в реальности и как заботимся о нем, в двух качествах. Первый – упрочнения, направленные на природоохрану, по сути, это выделение каких-то особых мест.

Второй – предотвращение загрязнения внешней среды, что есть проявлением заботы об остальных местах, не вошедших в первоначальный нюанс. В таком методе мышления имеется определенная пустота, которая делает отечественные упрочнения, характеризуемые как «позаботиться о чем-либо» и «не навредить чему-то», неэффективными и обреченными на неудачу.

Из-за чего так? Так как, в итоге, отечественные намерения чисты.

Мы терпим поражение, по причине того, что мы не чувствуем связь – родное родство – с местами, каковые мы пробуем обезопасисть. А также в случае если мы и чувствуем связь, мы не поймём ее.

Мы говорим: «О да, планета Земля – отечественная мать», но знаем ли мы в конечном итоге, что это указывает? Большая часть из нас, к сожалению, нет.

Кое-какие культуры имеют больше родного родства с настоящим миром, чем многие другие. Отечественное простое поведение – это брать, брать еще и еще, расхищать и пробовать дать этому разумное объяснение.

Обычаем отдельных культур есть научить ребенка не просиживать брюки за экранами игровых приставок, а с самого рождения осозновать, что природа – это вправду отечественная мать, и в случае если мы будем заботиться о ней, то она в ответ позаботиться о нас. (Мы волнуемся о отечественных настоящих матерях? Поразмыслите об этом сопоставлении.)

Мы все же можем обучиться ощущать связь. Мы можем обучиться признавать родное родство с местами, где живем.

Мы можем снимать поверхностные слои отечественного мировосприятия и осознавать, что мы в конечном итоге чувствуем. Тогда мы можем функционировать более объективно.

Один из способов обучиться этому – просматривать произведения выходцев культур, в которых знают, как ценить природу. Им не требуется снимать верхние слои, наоборот, они обучаются с самого рождения чувствовать родное родство.

Значение, которое они возлагают на природу, – как умение дышать, это часть их самих, а не обобщенный образ. Довольно часто у таких людей имеется наставник.

Приведем как пример произведение Рудольфо Анайя называющиеся «Благослови, Ультима!». Создатель романа — представитель необычной народности чикано, мексиканцев и этнического смешения американцев, живущей на территории южных штатов США.

Это ведущееся от автора повествование о детстве, воспоминания о жизни мелкого провинциального города, затерявшегося в просторах Нью-Мексико. Ветхая врачевательница колдунья Ультима, живую душу которой воплощает неразлучная с ней сова, впредь до самой собственной смерти делается охранительницей и наставницей юного Антонио. Вот цитата:

«Ультима осталась с нами на лето, в то время, когда мне было практически семь. В то время, когда она пришла, перед моими глазами развернулась красота льяносов, и журчащие потоки реки напевали в такт вращающейся почва.

Чудесное время детства остановилось, и таинство природы впитывалось в мою тёплую кровь вместе с пульсом живой почвы. Ультима забрала мою руку, и безмолвные волшебные силы, которыми она владела, взметнули около меня дикую красоту обожженных солнцем льяносов, волшебство зеленой равнины реки, и белое солнце засияло в моей душе.

Мои босые ноги чувствовали бьющееся сердце почвы, а тело дрожало от возбуждения. Время остановилось, и я познал все, что было и что еще предстоит почувствовать…»

Это прекрасные слова. Слова, из которых возможно очень многое почерпнуть. Слова, вдохновляющие и призывающие к действию.

Слова, каковые прямо высказывают, что мы и мир – настоящий мир – являемся частью целого, в особенности в то время, когда рядом имеется тот, кто продемонстрирует нам это знание.

А у вас имеется таковой наставник?

Источник: Ecohearth

Intars Busulis — Веди меня (Laima Rendez Vous Jurmala 21.07.2017)


Читать также:

Читайте также: