Вспоминая жака-ива кусто: становление командора

Вспоминая жака-ива кусто: становление командора

Продолжение. Начало тут: Явление Кусто

Путешествовать Жак-Ив начал ещё ребёнком. Вместе с отцом, в то время, когда семья жила в Америке, он побывал во многих городах Соединённых Штатов (к слову, старший брат Пьер в большинстве случаев не покидал пределов Нью-Йорка, где поселились Кусто).

И везде, куда приезжали сын и отец Кусто, Жак-Ив быстро интересовался местными обычаями, старался излазить окрестности, всё взглянуть и запомнить. К примеру, в Вермонте на озере Харвей, куда Жак-Ив попал в детский летний лагерь, он нырял с другими ребятами «наперегонки» — кто глубже нырнёт и продолжительнее продержится под водой без воздуха.

А ещё он впитывал местную культуру. В Эльзасе Жак-Ив выучил немецкий язык, в Нью-Йорке – британский.

Осознавал испанскую обращение, не смотря на то, что в достаточной степени испанский так и не освоил.

По окончании возвращения в Европу Жак-Ив приезжал на летние каникулы из Парижа в Марсель – к брату и родителям, также сейчас старавшемуся освободиться дел и посетить родительский дом (Пьер-Антуан уже закончил Сорбонну и выстраивал карьеру политического журналиста, обернувшуюся в конечном счете   жизненной трагедией). Но делал это Жак-Ив необычно, приезжая в Марсель только во второй половине августа.

Полтора каникулярных месяца он тратил на независимые путешествия, разъезжая по Франции, Англии, Германии и Испании.

С семнадцати лет путешествия стали его основной страстью. Он обожал странствия – не как турист, как исследователь.

Кусто ни при каких обстоятельствах не оставлял чувство богатыря, человека могучего, сильного физически. Но это обманчивое чувство. Он был весьма развит – благодаря активным занятиям подводным плаванием, каковые он не оставлял до глубокой старости.

На пороге восьмидесятилетия Кусто кроме того сконструировал особые гидрокостюм и акваланг, как он сказал, «для старичков». Это облегчённое снаряжение было несложнее надевать, несложнее с ним погружаться, не смотря на то, что, само собой разумеется, уже не на очень громадные глубины.

И Кусто погружался – вместе с участниками собственной известной команды. Нечасто, лишь по необходимости либо самостоятельно, которое его не оставляло кроме того в старости.

Кусто обожал море. Подводный мир был его личной вселенной…

Физическому формированию собственных сыновей Даниэль Кусто уделял особенное внимание. Пьер рос мальчиком пара инертным, не таким подвижным, как Жак-Ив.

Старший сын был больше похож на маму, а Жак-Ив был копией отца. Велосипед, легкая атлетика, увлечение бегом – всё это усиливало здоровье ребёнка.

Но больше всего Жак-Ив обожал командные игры. Он был, по большому счету, человеком команды, «существом стайным» — как Жак-Ив иронично именовал себя в зрелом возрасте. Как раз в команде в характере Жака-Ива проявлялись черты фаворита.

В любой компании он тот час появился наверху, в зоне общего внимания. И неизменно, кроме того в детских играх, брал ответственность на себя…

Во второй половине 20-ых годов двадцатого века конкурс во Французскую военно-морскую академию был ужасным – свыше тысячи претендентов на… 22 места. И все абитуриенты, необходимо заметить, отличники. А потому шансов у Жака-Ива было мало.

И нужно же было такому произойти – он стал 22-м зачисленным в число слушателей соискателем.

И опять Жак-Ив продемонстрировал блестящие свойства к обучению. Он легко сдавал экзамены по сложнейшим предметам, увлекался спортом, владея красивой памятью, ни при каких обстоятельствах ничего мучительно не заучивал.

Брестская академия – одно из респектабельных военно-морских училищ Франции, из стенку которого вышли многие хорошие офицеры флота, среди них и многие будущие приятели-соратники Кусто. Действительно, однокурсников в его команде не было – лишь приятели со старших направлений, с которыми он познакомился позднее, в то время, когда служил на крейсере «Кодерсель» в Тулоне.

Но всё это будет позднее. А до тех пор пока юный Кусто осваивал морскую науку и деятельно подготовился к первой в жизни кругосветке.

В этом ему повезло ещё раз – его несколько первенствовала , которой довелось совершить кругосветное плавание на учебном судне «Жанна Д`Арк». И Жак-Ив являлся членом команды судна, которое к великому плаванию подготовилось силами учеников военно-морской академии.

Само собой разумеется, он ожидал этого похода с нетерпением, хотя проверить себя, попытаться собственные силы в управлении судном (по программе плавания все курсанты попеременно занимали место первого ассистента капитана и какое-то время руководили кораблём самостоятельно). 

Это грандиозное плавание прошло в 1930 году. Двадцатилетний Кусто и 25 его сверстников взошли на борт ветхого трёхмачтового парусника и в течение года обогнули Земной шар, побывав во всех океанах планеты.

Долгая стоянка была всего одна – на Борнео. Ко мне корабль зашёл на ремонт по окончании ожесточённого шторма. Но были стоянки на Маршалловых островах, на коралловых атоллах  Полинезии, в Бразилии. Перед Кусто простирался целый свет.

Предчувствовал ли он тогда, что спустя двадцать-тридцать лет сможет побывать тут множество раз уже со собственными экспедициями?

«Жанна Д`Арк» возвратилась в Брест и через некое время отправилась в новую кругосветку – уже с другой группой курсантов. А Жак-Ив продолжил обучение, дабы в первой половине 30-ых годов XX века закончить академию и, как один из лучших курсантов, взять право выбора места будущей работы.

Он выбрал Китай – должность старшего ассистента начальника французской военно-морской базы в Шанхае. В его ведение входила только что организованная и ещё мало что могшая несколько подводного плавания…

И внезапно Кусто заскучал. Тут, в Китае, на задворках цивилизованного мира, он почувствовал, что такая карьера ему не по нраву.

И подал рапорт о… поступлении в Академию морской авиации в Уртене. Собственное желание он мотивировал тем, что желает взять второе высшее образование и вторую морскую профессию. Военное руководство сочло его аргументы весомыми, а желание в полной мере объяснимым.

И дало разрешение.

В этот самый момент появилась неприятность. Добираться до Франции морем означало израсходовать на дорогу полгода.

Воздушных дорог из Азии в Европу ещё не существовало. И Кусто отправился к себе сухопутным путём – через Советский Союз и Афганистан. 

Возможно лишь представить, какие конкретно трудности испытал Кусто на протяжении этого необычного путешествия. Он весьма рисковал – потому, что в поезд и с документами французского морского офицера отправился через целый Китай на юг, позже через Афганистан и Индию в СССР.

Наряду с этим не мудрил, не конспирировал. И… весьма легко миновал все таможни, включая и сверхбдительную советскую.

И проехал через целый СССР поездом впредь до Ленинграда, где приобрел билет на пароход и отбыл во Францию.

Ему, вправду везло – как не везло ни одному из самых умных и удачливых путешественников. Стоило только кому-то из советских милиционеров проверить документы у не обладающего русским языком (!) чужестранца, как Кусто имел возможность появляться в лагере, в противном случае и отправиться под расстрел, как зарубежный шпион.

Но этого не случилось. Всевышний хранил будущего путешественника. Поразительно…

Кусто прибыл в Марсель, повидался с родителями и благополучно поступил в Академию морской авиации. Более того – удачно в ней отучился в течение трёх лет.

И в первых числах Июня 1936 года должен был сдавать экзамены, для получения звания армейского лётчика.

Необходимо заметить, он и тут обучался отменно. Летал, как настоящий ас – смело, расчётливо, с упоением.

Он в далеком прошлом грезил о небе. На протяжении кругосветного путешествия на корабле мечтал, как встанет в небо и преодолеет за пара часов расстояние, которое «Жанна Д`Арк» проплывала за чемь дней.

Его мечта сбывалась на глазах. Кусто был радостен.  

В первых числах Мая 1936 года мичман французского флота и без пяти мин. лейтенант морской авиации Франции 25-летний Жак-Ив Кусто отправился в Марсель, дабы в очередной раз повидать своих родителей. Папа Даниэль только что приобрел новую открытую спортивную машину.

Сын попросил попытаться новенький «Бьюик» в деле. Папа, само собой разумеется, не отказал.

Жак-Ив отправился вглубь Франции, ближе к испанской границе. Ему хотелось покататься в горах.

Он решил остановиться в каком-нибудь придорожном мотеле, дабы на следующий сутки возвратиться в Марсель.

Поздним вечером, в то время, когда на горный серпантин уже опустились южные сумерки, Жак-Ив дал полный газ. Он желал почувствовать скорость. Дорога была совсем пустынной… На крутом повороте машину занесло. Она два раза перевернулась.

Жак-Ив вылетел на дорогу и, очень сильно ударившись, утратил сознание. Пришёл в сознание уже в поликлинике – его подобрал шофер проезжавшего мимо автомобиля.

Он взял ужасающие травмы. Переломы трёх рёбер – причём, одно ребро проткнуло лёгкое. Травма позвоночника со смещением позвонков.

И самое страшное – повреждение нерва левой руки, из-за которого рука была всецело парализованной.

Об экзаменах в карьере и академии армейского лётчика было нужно забыть. Доктора предотвратили Кусто – руку спасти не удастся. Дабы избежать гангренозного заражения конечность нужно будет удалить. Кусто взбунтовался – этому не посещать.

И… начал изнурительные восстановительные тренировки.

Через восемь месяцев изнурительных занятий он смог пошевелить пальцами левой руки. Полное восстановление заняло около года.

Продолжение направляться…


Читать также:

Читайте также: