Живая архитектура от «baubotanik»

Живая архитектура от «baubotanik»

Не забывайте, как в юные годы вы обожали лазить по деревьям? В воображении многих и многих девчонок и мальчишек очень раскидистые деревья становятся необычным домом – с помещениями, коридорами а также мебелью.

Время от времени родители поддерживают собственных чад и оказывают помощь им в самом деле соорудить дом на дереве, — но в их сознании это постоянно остаётся игрой, чем-то несерьезным. Что ж, выясняется, все возможно и по-второму.

Enough of the machine — I want to build the limbs of nature.—El Lissitzky, 1924

Дай волю архитекторам от ботаники, и в один раз человечество будет опять обитать на деревьях. Фердинанд Людвиг, врач философии Штутгартского Университета (Германия) – один из инициаторов создания нового течения в архитектуре.

Его мечта – строения, крыша и стены которых складывается из живой древесины, тополей, ив и яворов, прочно держащихся корнями за матушку-почву. Целые города, тянущие ветви к небесам и очищающие воздушное пространство самым естественным из вероятных способов – тем, что задумала природа.

Сказка? Утопия?

Да, но воплощение ее в судьбу – лишь вопрос времени. И первый ход на этом пути был сделан еще недавно, в сутки, в то время, когда Людвиг совместно со собственными сотрудниками Оливером Шторцом и Гансом Швертфегером организовал на базе родного университета ядро исследовательской группы, взявшей потом наименование «Строительная ботаника – Живая Архитектура», либо «Baubotanik».

В созданной ими новой дисциплине место штукатурных лопаток и отвесов заняли совокупности полива и садовые ножницы. Людвиг взял на себя часть работы, относящуюся к биологии и ботанике, Шторц – инженерные и строительные вопросы, а Швертфегер несёт ответственность за теорию архитектуры.

Конечная, верховная цель этого трио практичных мечтателей – «выращивание» из деревьев пригодных для жизни домов.

Кое-что у них уже оказалось. Первым шедевром ботанической архитектуры стал 20-метровый пешеходный мост в болотистой местности Констанцкого озера (швейцарское наименование Боденского озера), где сооружение хороших опорных конструкций было бы легко нереально.

К настоящему моменту к завершенным проектам добавились две беседки, павильон для наблюдения птиц и пять отмеченных премиями информационных башен на острове Майнау. «Выстроены» они их близко насаженных, уходящих корнями глубоко в почву узких ив, отличающихся способностью и быстрым ростом размножаться при помощи черенкования (из разрешивших войти корни отсеченных веточек). Крестообразно переплетенные деревья формируют в полной мере качественные «стенки», а в первоначальный в истории «Baubotanik» двухэтажный павильон для наблюдения птиц может похвалиться наличием еще и крыши.

С его 800-килограммовой платформы, расположенной на высоте практически двух метров, за птицами смогут в один момент замечать до 10ти орнитологов-любителей.

Созданные тремя архитекторами ивовые садовые беседки уже дешёвы на рынке (их возможно заказать по интернету). Следующий ход – постройка 2х пешеходных мостов, 6-метрового в Сааре (Германия) и 20-метрового — на германо-польской границе (через реку Найсе).

Это потребует от авторов изрядного терпения – чтобы вырасти и окрепнуть, Найскому мосту потребуется семь лет.

его коллеги и Людвиг вычисляют древесину растений более «интеллектуальным» материалом если сравнивать с бетоном и камнем. «Растения обучились поддерживать тяжести», — говорит Людвиг. В ходе роста они оптимизируют силу и натяжение, и, в отличие от технических блоков, не имеют изначальных точек перелома.

Более того, в местах сильной нагрузки дерево утолщается. Применяя эту особенность, архитекторы «учат» природный стройматериал вырабатывать в опорных точках узлы, сознательно подвергая его деформации.

В собственных творениях архитекторы применяют и неживые материалы. Таковыми, первым делом, являются стабилизирующие элементы конструкции, задающие направление роста деревьев. Позднее они смогут удаляться, и строение выясняется составленным из одних лишь растений.

Но, чаще «выращенные» строения являются продуктом симбиоза природы и техники, другими словами сочетают в себе и живое, и неживое. Мост на Констанцком озере, например, составлен из полиэфирных лент, укрепленных железной решеткой, покоящейся, со своей стороны, на опорной конструкции из 64 пучков ивовых деревьев.

Павильон для наблюдения птиц укреплен металлическими кольцами.

В школе Baubotanik работа начинается с проектирования модели строения, но отнюдь не заканчивается с его постройкой. Честно говоря, их и нереально «достроить».

Кроме того по окончании того, как люди вычисляют проект завершенным, природа вносит собственные коррективы. Она диктует правила, с которыми архитекторам, по-любому, приходится принимать во внимание, — и окончательными «дизайнерами» постройки становятся сами деревья.

Процесс роста возможно осуществлять контроль, обрезая ветви и срубая деревья, но, в конечном итоге, оказать влияние на него возможно лишь направляя развитие в нужную архитектору сторону. Наряду с этим создатель проекта ни при каких обстоятельствах не возьмёт его правильную копию в действительности – потому что его контроль над «постройкой» жестко ограничен.

Этим сюрпризы не ограничиваются – в качестве фрагментов природы, строения меняют собственный вид в зависимости от поры года. «Летом отечественный мост делается чуть проходимым из-за всех этих листьев», — смеется Людвиг. Тогда архитекторы возвращаются к разросшемуся проекту с садовыми ножницами и расчищают путь для пешеходов.

Ганс Швертфегер поясняет, что их мотивация для работы с растущими организмами наподобие деревьев лежит в понимании архитектуры как процесса становления, а не бытия. Так, архитекторам школы Baubotanik приходится приспосабливать эстетические ожидания и свои требования к увяданию и росту деревьев.

Срок судьбы дерева-дома очень ограничен – он редко способен пережить больше одного поколения жителей. Но, юные архитекторы и не ищут постоянства и бессмертия.

Оливер Шторц поясняет, что в большинстве случаев архитектура являет собой что-то статичное. Чем продолжительнее помогает строение, тем лучше, в совершенстве — всегда, и все в нем остается прошлым, таким, как было в момент создания.

При же Baubotanik частью самого строения и архитектуры в первый раз стал процесс трансформации во времени – с годами и со временами года; с наличием либо отсутствием должного ухода. Baubotanik перевоплотил архитектуру в процесс, и смерть всей совокупности кроме этого есть нужной частью этого процесса.

Останавливаться на достигнутом ученые не планируют. «На примере умелой модели башни, которой мы на данный момент занимаемся, нам удалось продемонстрировать возможность выращивания из деревьев трехэтажных строений способом помещения одного на вершину другого. Применяя эту разработку, возможно скоро создавать «высотные парки» с этими эстетическими и экологическими особенностями, для развития которых в обычных условиях потребовались бы десятилетия.

Ганс Швертфегер выразил желание попытаться поработать кроме этого в условиях вторых культур и с другими видами растений. «Но, — увидел он, — Baubotanik – отнюдь не простой и не недорогой архитектурный способ. Нам пригодится очень многое, включая ученых, и, не в последнюю очередь, время».

По данным: 5magazine.wordpress

Архитектура на работе у диктаторов


Читать также:

Читайте также: